У каждой жопы есть своя цена
На главы не делится, но пусть будет первая глава.
Название: Мёртвая тишина
Автор: Vokrug_shum
Фэндом: ориджинал
Размер: макси
Бета: Inkaly
Жанр: слеш
Рейтинг: R
Размещение: только с разрешения автора
Саммари: Кто тут из Ирландии, святой земли Ирландии…

Тишина, тссс… Тихо–тихо–тихо…

Ведун покрутил головой из стороны в сторону. Жизненно важный орган для потребления пищи отозвался болью, напоминающую мигрень в жаркий знойный денек. Оглядевшись вокруг, он понял, что интерьер не поменялся ни капли, квартира была именно его, небольшая, зато уютная и давно обжитая. На стеклянном столике около дивана, на котором он неожиданно для себя самого уснул, стояли две пустые бутылки пива, а за окном – глубокая ночь. Из того следовало два логичных, хочу уточнить, что логичных именно для мужчины-холостяка, вывода: это была ночь с пятницы на субботу, и его кто-то разбудил. И, правда – он услышал стук в дверь. Причем, стучали явно не в первый раз и, скорее всего, чем-то тяжелым.
Сделка с совестью прошла в ее пользу, и, вместо того, чтобы закрыть глаза и сделать вид, что крепко спишь, как школьники при появлении в троллейбусе бабушки, мужчина вполне бодро зашагал к двери. Ключ уже торчал в замке, потому стоило его только повернуть, что он и сделал, не глядя в глазок. Судя по ощущениям, особой опасности его там не ждало.
- Ты че, спишь что ли?! – с порога ошарашил его женский голос своей искренней удивленностью и любопытством. На пороге стояла девушка, молодая, лет восемнадцати, с совсем светлыми волосами, хотя по бровям и замазанными косметикой веснушками угадывался натуральный цвет: рыжая. И по жизни, скорее всего, тоже. Как-то раз один вампир, приятель ведуна, сказал, что «эта самка человеческого детеныша уже умудрилась засунуть свой нос на долгие десятки лет вперед». Приятель?.. Мужчина сам осекся от своей мысли.
- А который час? – вопрос всегда был риторическим, ибо никто никогда не удосуживался на него отвечать, предоставляя вопрошающему самому потрудиться и посмотреть. Причиной тому была забота: не зря же говорят, что труд облагораживает человека. На котлах уже была половина третьего. – Ну, проходи, раз пришла, чего стоишь у порога?!
Сказал он эти слова таким тоном, как будто не сам перекрывал ей дорогу и только что вот решил отойти. Девушку, а для ведуна, разменявшего не первый десяток, скорее девочку звали Савитри Деви. Имя писательницы она взяла себе очень давно, еще совсем-совсем девочкой, а та в свою очередь у индо-арийской Богини Солнца. Впрочем, это уже была историческая составляющая вопроса, которая Ведуна мало занимала. Если она пришла сейчас, значит, случилось что.
- Туз, я к тебе по одному животрепещущему вопросу, - в своей манере начала девчонка, снимая с себя тяжелые армейский ботинки с металлическим носом. Вот чем она по двери стучала. – Ну, Тууууз, чего такой кислый?
Вообще-то, его звали Алистером. Но прозвище привязалось после одной давней истории, о которой ведун предпочитал не вспоминать. Он хладнокровно и спокойно смотрел на Савитри, поддерживая привязавшийся к нему образ киллера-наемника. Хоть он и не был таковым, может, только чуть-чуть, но всем почему-то казалось, что это именно так. Алистер особо не задумывался, ему было удобно носить маску. Он кивнул головой в сторону кухни, приглашая девушку за собой, и, не слишком заботясь, куда она идет, сам направился ставить чайник. Из чая дома был только китайский Пу Эр, который его приятель вампир… Ал, вспомнивший, как тот расхваливал этот сорт, вкус и аромат, со злостью запустил весь пакетик в урну, решив, что пить они будут кофе. Девушка сегодня была на диво молчалива. Неужто серьезное что? Тогда бы сразу позвонила.
Ал осознал, что телефон разрядился еще на работе, а заряжать он его естественно не стал по причине странной формы склероза. Та же Савитри назвала это не склерозом, а женским типом памяти – выборочным. Ведун тогда обиделся, насупился, напрягся и злобно- грозным тоном поинтересовался, не хочет ли она его упрекнуть в немужестве. В конце концов, 180 сантиметров роста и 92 кг веса на дороге не валяются просто так. На удивление девушка тогда рассмеялась заливисто и звонко, давая понять, что ведун ее мало пугает. Это был ход ва-банк. И она тогда выиграла.
- Тут такое дело… - начала девушка, доставая сигарету из пачки, когда чашка кофе оказалась перед ней на столе. Рядом опустилась и пепельница. – В город скоро приедут Охотники. Инфу я проверила не через последних людей. Факт. Будут со дня на день, - она выжидающе смотрела в глаза Алистеру. Тот смотрел на уже дымящуюся сигарету.
- И что мне, вены от счастья перерезать? Я уже давно отошел от дел, – раздраженно ответил Ал без своей маски спокойствия. Он яростно потушил бычок в пепельнице и глянул в окно на летний занимающийся рассвет.
- Ну, я подумала, что ты был бы расстроен, если бы Хью убили, - пожала плечами девушка. Алистер вздрогнул при упоминании этого имени. С его родного языка оно переводилось как «мыслитель». Или пламенный. Потому сам Ал нередко звал вампира Кеем, что означало огонь. А иногда, в особенных моментах, Кевином. В груди появилось странно жжение, которое раздражало ведуна больше, чем комары ночью. Взяв себя в руки, он спокойно глянул на девушку.
- Понятия не имею, где он. У него есть свои покровители: сами разберутся, - Алистер делано безразлично отвернулся обратно к окну. Кажется, девушка не заметила странного оттенка его голоса.
- Они не знают, - тихо проговорила та в ответ.
- Ты думаешь, трехсотлетние вампиры не в курсе, кто приближается к их городу, - Ал приподнял бровь, скептически усмехаясь над услышанным.
- Нет, не знают, - как-то смутившись, ответила она, - и если я им расскажу, то в аду меня будут ждать старые ржавые сковороды, вместо новеньких, с тефлоновым покрытием.… Это особые Охотники, фанатики и психи, - в голосе скользнула сталь, - они придут в город и просто перережут всех темных, начиная с самых слабых. Сначала вампиров, потом оборотней, потом остальных. Может, и к нам с тобой сунутся. Так что лучше бы убраться, - чуток помолчав, Савитри добавила. - А Хью тебе жизнь спас тогда…
Это был не первый случай за последние 3 года, когда девчонка говорила и делала что-то серьезное. Иногда для него. А иногда он в ответ для нее. Какая эй от того была выгода кроме взаимопомощи? Нужна ли ей была та взаимопомощь? Не похоже, что ее заботила жизнь вампира. И не похоже, что ей нужна была помощь Алистера. Раз у нее есть те, кто дает такую информацию, то они могут и укрыть ее от подобных напастей. За все время, как Ал сюда переехал и познакомился с той еще 15-тилетней малявкой, она ни разу не показала свою выгоду от происходящего. Она ни разу не обмолвилась, откуда взяла такие связи. Она была человеком, не ведьмой, максимум - ворожеей, и это было самое странное.
- Это все? – Поинтересовался раздраженный, но не показывающий того, ведун. В ответ последовал кивок. – Тебя довезти?
- Нет, я сама на машине.
«И когда она успела получить права и обзавестись собственным транспортом?» - закрыв дверь, подумал Ал. Помогать вампиру не хотелось. Из принципов, вредности и обиды. Но ведун себе в том не признавался, предпочитая думать, что его это просто не касается. Но что-то внутри жгло, заставляя предпринять какие-то действия. И во второй раз он взялся обмануть себя, решив, что на ставшей его территории никто не властен творить свой беспредел.

Алистер окончательно проснулся после третьей чашки кофе и пятой сигареты. Даже скорее очнулся, придумав план на ближайшие пару дней. Солнце уже взошло, потому ведун поплелся в душ, по привычке корча рожицу своему отражению в зеркале. Он снял с себя надоевшую одежду, в которой вчера еще ходил на работу и по глупости уснул, и закинул в корзину, решив, что потом разберется. Струи холодной воды бодрили не хуже кофе, а мятный шампунь успокаивал натянувшиеся в тетиву нервы. Проклятая девчонка! Проклятый вампир!
Ал закончил с водными процедурами и принялся приводить себя в достойный вид. Какая-нибудь фифочка со стороны могла сказать, что он как будто собирается на свиданье, за что рисковала схлопотать сильное заклинание. Какое подвернется под руку. Он убрал темные волосы в хвост, проведя ладонью по уже отросшей щетине на недавно выбритых висках, и вспомнил, что побриться не помешало бы. Хотя так он и выглядел старше и солидней, гладкость ему нравилась больше. Оглядев свое лицо – светлая кожа, зеленые глаза, четко очерченный профиль с горбинкой на сломанном давно носу – Ал еще раз состроил гримасу и поспешил одеваться. Пора было идти.
Наспех натянув светлые джинсы и рубашку, он вышел из дома, завел машину и поехал в центр города. Скорее даже городка: небольшого, с населением в пятьсот тысяч, но близость столицы, в которой Ал упорно не хотел селиться, привлекала. Сам ведун жил в неотдаленном районе, хоть и почти окраина, но до центра пять минут быстрой езды. Работал он в третьей городской больнице хирургом. Три года назад он переезжал сюда с полным отсутствием планов, но диплом медицинского вуза подсказал верное решение. Сначала его не хотели принимать на работу с маленьким опытом и записью в трудовой, но стоило залезть в голову главврачу и убедить его в необходимости правильного решения, как на следующий же день Ал стоял за операционным столом. Со временем он познакомился с местными темными, узнавшими, что к ним приехал маг. Отношения сложились нейтральные по негласному принципу: не трогай, и тебя не тронут. Но Госпожа Судьба столкнула его почти сразу с Савитри. А потом была странная история с еще одним приезжим магом, из которой ему помог выпутаться молодой вампир по имени Хью. Для русских, они все носили пафосные иностранные имена. К слову, тот маг в город больше не совался.
Алистеру было сейча около 70. Хью – почти 50. Ал был взрослый для мага. Хью - очень молодой для вампира. Ал родился во время второй мировой. Хью - после нее. Ал помнил ту разруху и голод совсем ребенком. И помнил рассказы бабушки о том, как немцы подкармливали их в селе. Так он проникся странной любовью к немцам и, чуть повзрослев, уехал в Германию. Это было трудно – из России в Германию в те годы. Но Ала преследовала какая-то странная удача. Уже в Дрездене, где Алистер учился на врача, он встретил Амика – мага, обнаружившего его способности и научившего их применять. Потом появилась Берлинская стена. Ал понял, кто он такой, к тому времени, и что он может, тоже понял. В жизни появился принцип «Я делаю что хочу, когда хочу и как хочу».
И он уехал в Ирландию. За 15 лет Ал успел получить там гражданство, сменить имя и фамилию на ирландские и жениться на ирландке. Внешность у него была что надо – как у классического местного жителя. И ерунда, что они все рыжие. Хотя ругаются много. И песни поют забавные. К англичанам он, как и положено, пропитался нелюбовью. А потом в один день осознал, что надо ехать домой. Развелся и улетел в Россию. Вот так просто и быстро. Там пришлось потрудиться с документами: паспорт, диплом, права, квартира, машина. Ал сначала приехал в Москву, где провел долгие десять лет. К счастью, он там повстречал своего старого немецкого приятеля, который помог ему с оформлением и обрастанием связями. Уже в столице Алистер начал заниматься магической трудовой деятельностью. Нужно было немногое: припугнуть, поймать, найти – выследить, иногда совсем мелочь – внушить что-то или выяснить. Несколько раз, правда, пришлось усмирять особо ретивых темных, но оно того стоило. Да, работа Алистера оплачивалась немалыми суммами: очень мало магов было даже в столице. В свободное время Ал учил медицину и даже практиковал в одной больнице пару лет хирургию. А потом уехал в Тибет, где углубил свои познания и «пропитался духовным просветлением». Правда, просветлением не собственным, а чужим… А потом вновь вернулся, решив, что пора начать мирную жизнь, без всех этих погонь в лихие 90-ые, без темных и с минимум магии. Так почти получилось по началу, но Судьба, похоже, брала свое. За все свои годы Ал отучился привязываться к людям. Все его сверстники давно лежали в могиле, и первая любовь тоже. А вторая была дряхлой старухой. Да и бывшая жена, скорее всего, уже стала бабушкой. Но его это мало интересовало: цинизм, заносчивость и эгоизм оказались лучшими друзьями. И сигареты.
За воспоминаниями Ал успел проехать Площадь Победы и свернуть на улицу Ленина. В каждом уважающем себя городе есть улица Ленина. И Московская тоже, на которую через два квартала и повернул ведун, проехав Екатерининские Ворота. Ранний город в субботу был почти пуст, машин на дорогах совсем немного, в основном, троллейбусы и маршрутки, начавшие работать по своему расписанию. Людей было и того меньше.
Алистер проехал мимо скверика к девятиэтажному дому и припарковал рядом свой сотый крузер. Ведун не любил пафос и одевался всегда достаточно неброско, в отличие от многих своих коллег и темных, но красивая машинка радовала еще и своим комфортом. Мужчина прочно проигнорировал домофон на двери подъезда, открывая тот с помощью магии. Войдя в лифт, он нажал кнопку «семь» и терпеливо дождался, когда доедет. Затем позвонил в семдесят седьмую квартиру несколько раз, продолжительно и настойчиво. Решив уже было, что хозяин отсутствует, Ал собирался уйти, как услышал тихие шаги, поворачивающийся ключ и звук приоткрываемой двери. На пороге стоял сонный Хью, закутанный в большое пушистое покрывало белого цвета, которое ему сам Алистер и подарил на какой-то праздник. Сердце ведуна забыло про очередной удар. Молодой вампир никогда не смотрел в глазок и не спрашивал, кто пришел. Чувствовать пришедших он тоже так и не научился. Очень неосторожно.
Взгляд Хью был удивленным. Он посторонился, пропуская нежданного гостя, которого не видел уже около полугода.
- Э.. извини, я пришел поздно, на вечеринке был: там у приятеля одного день рожденья, все такое.. Вот спал, - в пору Алу было извиняться за ранний визит и прерванный сон, но оправдываться начал вампир. Ведун же с холодным выражением лица безразличным тоном произнес, перебивая того:
- А мне кажется, ты пришел рано.. Пару часов назад.
Вампир съежился и с тихим «пару минут» зашел в ванную. Алистер проследовал на кухню, где открыл окно и достал пепельницу. Хью не курил и не любил, когда рядом курят, но Ала прощал. Он ему все прощал. Ведун с удивлением обнаружил в пепельницы бычок. «У него кто-то был?!» - мысль неприятно кольнула. «Ну, да. Его «покровители!».
После Нового Года Алистер один раз заметил парня, ставшего ему близким другом и приятелем, в компании взрослых, хоть и не старших, вампиров. Заметил, как один из них его обнимает, как смотрит. Ведуну это почему-то не понравилось, и вампиров он тех не любил. Во время того злосчастного визита мага он с ними неплохо повздорил. И тогда мужчина поступил подло, предложив выбор: либо я, либо они. Сам-то он прекрасно понимал, что вампир не может отречься от клана. Иначе – смерть или позорное клеймо предателю. Ответ был очевиден. Сам Алистер так и не понял, зачем то сделал, но считал, что так надо. А вот теперь стоял и курил, думая, правильно ли поступает.
Юноша, а на вид ему было не больше 20 – 21, вышел из ванны, оставив там покрывало. Его не очень короткие волосы были мокрыми, и вода с них стекала на голые плечи. Не такие широкие как у Алистера, но и не слишком тонкие или худые. Ладный парень. Милый. Он тут же заговорил, пребывая все еще в растерянности:
- Хочешь чай или кофе? Или я могу приготовить завтрак? – говорил он осторожно. А потом, к удивлению Ала, достал из ящичка пачку сигарет и подкурил одну, втягивая дым. Ведун приподнял бровь, глядя то на парня, то на зажатую в его руке дымящуюся палочку. Его эмоции, похоже, отразились на лице, потому что вампир удивленно глянул в ответ. И даже не стал сопротивляться, когда мужчина забрал сигарету из пальцев.
- Не надо ничего, собирайся, - неожиданно план в голове Алистера перестроился; теперь ему казалось, что есть одно единственно верное решение, - ты переезжаешь.
- Куда? – опешил тот.
- Ко мне. Давай быстрее. Да, и ты не куришь, - говорил ведун это настолько ледяным тоном, что парень даже поник и не смог поспорить, поэтому поплелся в комнату, пытаясь переварить услышанное. Он был так потрясен этим странным визитом и разговором, что нормальные вопросы «зачем?», «почему!?» и «что тебе нужно?!» в голову не пришли.


В машине Хью продолжал молчать, пытаясь осознать происходящее. Вопросы пришли. Но в другом контексте: «Почему этот мужчина вдруг решил приехать и забрать его?! Почему он? Почему его?!». Вампир изредка поглядывал на Ала, который, в свою очередь, упорно не сводил глаз с дороги, лишь иногда поворачиваясь, чтобы стряхнуть пепел. Хью хотел его спросить, но побоялся, оправдываясь тем, что слишком громко играет музыка.
Родный мой край начинается там,
Где просторы теряются в свете луны…
Алистер прокручивал в голове предстоящую беседу. Он-то хотел приехать и просто предупредить парня: пусть свалит на пару недель куда-нибудь. Или сидит дома. Но интуиция пошевелилась где-то в районе живота, намекая ведуну, что он неправ. Сейчас, пока они ехали, внутреннее чутье молчало.
Где дыханьем зимы лес отдался снегам.
С горизонтом сольются… морозные… сны.
Подъехав к дому ведуна, Ал помог молодому вампиру донести вещи до пятого этажа, потому что гребанный лифт с утра отказывался работать. Они перенесли все вещи в полном молчании, хотя Хью продолжал кидать вопросительные взгляды, но мужчина пока что сам до конца не понял, почему сделал именно так. Единственное, в чем он был уверен, так это в интуиции. Тишину прервал звонок телефона. Звонила Савитри.
- Да, - пауза, быстрые слова на другом конце, которые не были слышны Хью, из другой комнаты, - Хм… Так быстро? Странно… Значит, они целенаправленно шли и знали, куда. Думаешь, есть информатор? Да успокойся, я полчаса назад его забрал. Ладно, давай встретимся вечером. В «чашках» в восемь. Отбой. Хью?!
- Что? – с опаской ответил вампир, напрягаясь от неопределенности.
- Выключи телефон. Немедленно, - тот, не споря, послушался. - Твой дом только что взорвали. Я приблизительно знаю, что это Охотники. И есть небольшая доля того, что информацию они получили от кого-то из ваших. Так что сиди дома и ни с кем не связывайся, ок? Я поеду по делам, вечером поговорим.
- Погоди, что значит…
- Вечером! – Алистер бросил на всякий случай на тумбочку запасные ключи от двери и поспешно ушел. Ему предстояло заехать в пару магазинов.

@музыка: Хук Справа

@настроение: Я называю

@темы: слеш, ориджинал