Kay_Kin
"Одно сходство"
Жанр: фантастика, экшн, романс, слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Статус: в процессе
Аннотация: И вот двадцати часовой полет подходил к концу, скоро он ступит ступит на поверхность планеты, взметнет красную пыль космопорта и мечта многих лет сбудется! Мечта которую он взращивал с той ночи, когда ему впервые приснился сон с бескрайними песками цвета латуни, странными белыми городами и сине-зеленым небом - чужой незнакомый мир. Впервые - ключевое слово, потому как такие сны стали сниться сериями, и каждая следующая ночь являла продолжение. Тогда, будучи ребенком, он думал, что это всего лишь его яркое воображение.
Предупреждение: нет

Через четверть часа должна состояться посадка. Он едва получил разрешение в Управлении на этот полет. Будучи первой планетой от светила, она была горяча и скупа на обилие растительности, мягкий климат и источники воды. Сутки на ней длятся 34 стандартных часа*. Грузовой корабль, на котором он добирался до планеты, должен приземлиться в порту промышленного сектора Зеус. Другой транспорт на Оттавис не летает, планета закрыта для всеобщего посещения. Почти все работы по добыче природных ресурсов, проходят при участии роботизированной техники, и присутствие человека требуется крайне редко. Капитан судна, которое уже начало потряхивать от соприкосновения с атмосферными слоями планеты, трижды проверил его допуск и даже сделал запрос в Управление. Гости на Оттависе редкость. Получив же подтверждение, как-то хмуро посмотрел, но на борт пригласил. Это была единственная их встреча, дальнейшее капитана не касалось, все данные были загружены в бортовой компьютер вместе с допуском, и с того момента о пассажире заботился исключительно сам корабль. И вот двадцати часовой полет подходил к концу, скоро он ступит ступит на поверхность планеты, взметнет красную пыль космопорта и мечта многих лет сбудется! Мечта которую он взращивал с той ночи, когда ему впервые приснился сон с бескрайними песками цвета латуни, странными белыми городами и сине-зеленым небом - чужой незнакомый мир. Впервые - ключевое слово, потому как такие сны стали сниться сериями, и каждая следующая ночь являла продолжение. Тогда, будучи ребенком, он думал, что это всего лишь его яркое воображение.
Планетолет чуть сильнее тряхнуло и все стихло. Приятный искусственный голос возвестил об окончании полета, о разгерметизации корабля и осведомил о состоянии погодных условий за бортом. Никаких неприятностей в метеосводке не значилось, можно было спокойно направляться к цели.
Целью был древний город Уту, единственный едва сохранившийся культурный памятник цивилизации, которая обитала на этой планете более восьми столетий назад, а ныне канула в небытие. И это архитектурное чудо могло бесследно исчезнуть под натиском стихий, не оставив и следа, в скором времени. Спутниковые исследования показывали чрезвычайно аварийное состояние строений. Если бы он не поторопился, то возможно в этой экспедиции не было бы толку.
Он дезактивировал магнитные ремни безопасности и по узкому белому коридору направился к грузовому модулю, следуя, вспыхнувшей алым, полосе на полу. Там его ждал персональный летательный транспорт Е класса, именуемый каплей, заказанный им еще на Альирио, легкий в управлении и очень маневренный. Любое перемещение, конечно, будет строго отслеживаться Управлением, такая перспектива раздражала, но не согласись он тогда на это условие, никогда не видать бы ему горизонтов Оттависа. Алая полоса оканчивалась у огромных шлюзовых ворот такого же белого цвета что и коридор. Датчик движения среагировал моментально и лучевой сканер, признав хозяина, активировал механизм, позволив сработать замку. Створки беззвучно поползли в стороны, приглашая внутрь.
Его спутница на ближайшие часы была великолепна! Ее обшивка, казалось мерцает, впитывая в себя цвета окружающих поверхностей, цвета растекались по корпусу, перемешивались и вновь растекались. Со стороны она действительно была похожа на каплю не очень правильной формы, лежащую на боку и парящую в полуметре от пола. Едва он приблизился, цвет его комбинезона мигом был влит в общую цветовую гамму поверхности, и теперь черное пятно медленно растекалось бесформенной кляксой по мерцающей обшивке. В следующее мгновение на поверхности этого, казалось бесшовного транспортного чуда, обозначился люк и распахнулся. Места внутри оказалось совсем мало, всего два кресла и те вплотную друг к другу, хотя на комфорт это никак не повлияло. Устроившись поудобнее он стянул с правой руки перчатку и прикоснулся к темной синеватой панели, оживляя двигатель. В миг все датчики засветились ярко голубым и люк медленно закрылся. Практически весь корпус теперь был одним сплошным смотровым окном, он был прозрачным, а прямо перед глазами возникла трехмерная карта маршрута, медленно вращаясь вдоль оси. Наладив связь с планетолетом, он через Каплю дал команду раскрыть внешние шлюзовые отсеки, и положив ладонь на сенсорную панель, направил каплю навстречу незнакомому миру.
Управлять Каплей было легко. Нужно было лишь думать, куда хочешь лететь, будто эта воздушная лодочка являлась продолжением тела и подчинялась мозговым импульсам подобно руке или ноге. Трехмерная виртуальная карта развернулась и теперь как бы наслаивалась на реальный ландшафт, помогая не сбиться с намеченного курса. Высоту и скорость он задал не большую, чтобы иметь возможность разглядеть детали. О да, этот мир, стоил тех сил и времени, чтобы добиться разрешения посетить его. Внизу простиралось глубокое ущелье почти пересохшей реки, вдоль которого он направлял каплю. Темные, красновато-лиловые в закатном свете скалы, вздымались над поверхностью измятой и изорванной пластиколью, поражая воображение необычностью форм рельефа. Впадина ущелья чернела и манила, казалось там глубоко бездна, куда не проникает свет такого большого светила. А оно здесь действительно кажется большим, если сравнивать с тем, что он привык наблюдать у себя на родной Альирио. В эти предзакатные часы оно кажется просто огромным и красным. Далеко слева и справа до горизонта тянулись песчаные дюны, иногда потревоженные одинокими синеватыми скалами, с высоты похожими на маленькие камушки, и разбросанные в хаотичном порядке. Полоса горизонта сливалась с зеленоватым небом, почти зеленым, лишь к зениту приобретающему глубокую ультрамариновую синеву. Он улыбнулся и снизив высоту нырнул в ущелье, пролетая вдоль бликующих каменных глыб, нависающих над каплей несомкнутой аркой. Вблизи камень ущелья был похож на слоеный пирог, более светлые полосы чередовались с почти черными, и извиваясь неповторимым образом создавали эффект застывших волн. Некоторые выступы, что еще были освещены медленно уплывающим за горизонт Бернау, ослепляли мелкими яркими вспышками, будто полированный до блеска драгоценный метал. Пролетев еще несколько таких арок, он вновь набрал высоту и передал компьютеру управление, позволив себе просто созерцать пейзажи до прибытия к месту назначения. Не хватало лишь ощущения ветра.
Когда на горизонте появились очертания величественных горных плато, он уже знал что, конец полета близок. Уту располагался у подножья горы по форме напоминающей лицо, правда чтобы рассмотреть это нужно было уметь летать. Некоторые археологи всерьез придерживались мнения, что человеческий профиль дело рук расы, жившей на этой планете. В официальных же источниках значилось природное происхождение данного элемента рельефа. Сам он, всматриваясь сейчас в игру тени и света на изрезанном временем и стихиями камне, начинал верить в то, что его касались чьи-то руки. Лицо улыбалось загадочной улыбкой. По спине пробежались мурашки от какого-то трепетного волнения. Он не верил в предчувствия, но ощущение чего-то величественного все сильнее накатывало и отдавалось легким покалыванием в кончиках пальцев. Он облизнул пересохшие губы, когда вдалеке замаячил белыми руинами древний город Уту. Его немногочисленные жители исчезли восемьсот столетий назад, просто сгинули с лица планеты, оставив в после себя лишь архитектурное наследие и многочисленные загадки. Хотя разгадывать их все равно никто не торопился. Неприязнь к этой культуре взращивалась в умах людей веками, если где и можно было отыскать информацию о здешних экс обитателях, то вся она была пропитана ненавистью и враждой. Противостояние двух культур закончилось только тогда, когда одна из них бесследно пропала. Бой на смерть, путем демократии и лояльной политики. Просто одни имели несчастье возникнуть на пути других. Он же ненавидел позорное прошлое своего народа, но он был частью его, и был вынужден подчиняться законам «своей стаи».
Низко спланировав на городом, он подивился удивительности переплетений улиц и необычности архитектуры. Большинство строений не превышали пяти этажей, они жались друг к другу так тесно, что улочки между ними едва ли могли вместить двух прохожих. Белый камень, напоминающий то ли необработанный мрамор, то ли спрессованный сахар, сейчас играл всеми оттенками закатной палитры в лучах заходящей Бернау. Узкие высокие окна зияли темными провалами на резном фасаде зданий. Выбрав подходящую местность для посадки он опустил каплю на потрескавшиеся и истертые плиты округлой площади, по-видимому являющейся центром города. Материал, из которого здесь все строилось, не имел особенности темнеть со временем, он просто крошился и превращался в белую пыль. И этой белой сверкающей пылью был устлан каждый миллиметр горизонтальной поверхности. Он покинул борт капли и вздохнул полной грудью. Порыв ветра, о котором он мечтал весь полет, метнул ему в лицо пригоршню песка и пыли, «добро пожаловать» так сказать. Отплевавшись и отряхнувшись он проверил работоспособность навигатора, встроенного в специализированные многопрофельные очки.


Солнце медленно клонилось к закату, рисуя длинные тени на потрескавшихся и истертых плитах, устелавших узкие улочки. Он хотел как можно больше успеть до зохода солнца, нужно было наметить план действий, чтобы с первыми лучами восходяшего светила приступить к работе. Его постоянно мучила мысль, что он может не все успеть за отведенное на экспедицию время, и стремился по максимуму использовать свои возможности. До непроглядных сумерек оставалось около полутора стандартых часов, пройдя череду петляющих улочек он вышел к подножью той самой скалы, напоминающей лицо. На самой окраине города его ждала первая впечатляющая находка - вырубленное в основании скалы нечто величественное и прекрасное. Барельеф был искусно украшен орнаментом цветущих садов и складывался в удивительные катрины, поражавшие воображение. На некоторых участках можно было разглядеть стилезованные портреты жителей города, их было очень и очень много и все были отличны длуг от друга, ни один не походил на другой. Его вдруг посетила мысль, что это могут быть портреты тех кто трудился на строительстве или тех кто покинул мир живых, и он сейчас стоит у входа в огромную гробницу, где находили приют останки жителей этого города. Величественный вход обрамленный огромной резной аркой манил внутрь, и он преодолев пару десятков истертых ступеней, ступил в темноту проема.

Его очки позволяли видеть в темное, но оказолось что помешение не плохо освещено. Место в которое он попал оказалось огомной сводчатой заллой с высоким потолком. Вся стена со стороны входа была испещерена маленькими щелями, пропускающими всет Бернау, поэтому залла была залита сейчас красноватым тусклым светом, отражающимся от ровных стен. Зрелище было завораживающим, буд-то сотни тонениких лучиков прорезали воздух и устремлялись...Он не стразу это понял, но теперь осознал что отверстия для света были сделаты так, что лучи соединялись в одной точке в центре дальней стены. Абсолютно пустой глой стены. Сейчас, осмотревшись внимательнее он понял что помещение абсолютно пустое, огромное и пустое. Его разочарованию небыло предела. Он пересек заллу, направляясь туда где заканчивались лучи света и...ничего, просто очень ровная стена. Звук его шагов все еще отдавался эхом в ушах, казалось он будет вечным. Теперь он понимал почему ни в каких источниках не было указано о существовании этого места, просто в нем не было никакого смысла! Или строители не хотели, чтобы ктото его видел... Он дотронулся до стены, где сходились световые лучи, стирая пыль и пытаясь разглядеть хоть что-то что могло бы подсказать разгадку, но тщетно. Сумерки медленно набирали силы, лучи гасли уступая место полумраку. Закусив губу он еще раз скептически оглядел помещение и неправился к выходу, пора было возвращаться.

Ночи на Оттависе были прохладными и ветряными, однако зрелище звездного неба поражало до глубины дцши. Здесь небыло городов и сопутствующего им светового шума, поэтому сиянию далеких звезд ничего не мешало и оно завораживало взгляд. Он мог бы простоять под этим небом до рассета, но сон был необходим, полет вымотал его. Выбрав подходящее место, он установил палатку и сделав несколько записей в MGF* , устроился на ночлег.

Долгожданный сон не шел. Мысленно он возвращался в то сооружение у подножья скалы и пытался понять действительно ли это всего лишь брошенный незавершенный проект умельцев далеких времен или как-я то сумашедшая идея, воплощенная ради какой-то странной цели. И зачем так богато украшать фасад лицами людей, а внутри оставить лишь пустоту и сумрачное сияние света Бернау? В любом все это очевидно заинтересовало его и тревожило, с самого рассвета он запланировал вернуться туда снова и осмотреть достопримечательность свежим взглядом. Он еще долго ворочался с боку на бок, слушая завывания ветра в узких улочках, прежде чем сон все же накрыл его своим покрывалом.

Писк будильника вырвал его из странного сновидения, в котором он бродил по улочкам города в поисках подножья скалы и все никак не могл туда попасть, ходя кругами и теряя ориентиры. Тревога не отступила даже тогда, когда он открыл глаза и осознал всю ирреальность пережитого. Хотелось пить. Утолив жажду и легко перекусив он отправился в путь, прихватив с собой необходимые для работы инструменты . Он знал, что светило только поднималось над горизонтом но скоро дневное пекло вступит в свои права, поэтому стоило поторопиться. По пути он делал снимки и небольшие земетки, чтобы позже венуться к тем объектам, что заинтересовали его больше всего. Еще на конуне вечером его внимание привлекла, стелла из сверкающего металла, увенчаная шаром на вершине. Сейчас проходя мимо он не удержался и подошел ближе чтобы рассмотреть письмена и изображения, которыми была испещерен металл. Некоторые символы показались ему знакомыми и складывались в обрывки фраз. Кажется это был стих или песня воспевающая небо. Вообще языг Гиттенианцев был практически утерян, никто больше не говорил на нем, он умер вместе с последними его обладателями. Сложность еще заключалась в том, что письменная и разговорная форма были вероятно разными, то что можно быто прочесть, звучало бы совершенно иначе. Несмотря на все его желание знать больше, он с уверенность мог сказать что совершенно не разбирается в языке на котором говорили жители этого города. Солнце стремительно поднималось в зеленоватом небе, отражаясь от поверхности стеллы и отбрасывая блики на камменные плиты к его ногам. Он протянул руку, преглаждая путь свету и наблюдая как гаснут блики. Неожиданно ему в голову пришла идея и он чуть ли не побежал, настолько было велико его возбуждение.

Поднимаясь по уже знакомым ступеням, он обдумывал посетившую его идею. Для ее осуществления ему понадобится лишь светоотражающая краска, и возможно немного терпения. Тогда, рассматривая стеллу, он вдруг провел параллели меджу ей и таинственной заллой в скале, а ключом к разгадке должен был стать свет. На совершенно гладкой цилиндрической железной балке свет рассеивался, но все же отражался, а что если сфокусированный свет в скальной постройке тоже должен был отражаться, но стена когда-то полированная до блеска, сейчас уже не способна отражать лучи, потеряв идеальную гладкость. Он буквально подбежал к точке фокусивовки лучей, на ходу доставая балончик с краской. Оставалось надеяться, что поверхность все же отсалась достаточно ровной, чтобы отразить свет. Краска моментально ровным слоем распределилась по поверхности. Лучи светила, проходящие вквозь щели, теперь отражались от стены единым пучком света устремлялись в одну точку на полу. Он мгновение ждал чего-то еще, но так и не дождавшись медленно подошел к тому месту, где свет прекратил всое путешествие. Он вздохнул садясь на корточки, стерая рукой слой пыли и песка с пола. Надежда что-то найти рущилась за секунды, огонек азарта, так неожиданно вспыхнувший накануне вечером, медленно угасал. Он уже собирался подняться с колен как заметил какой-то отблеск в полу, не далеко от пучка света. Метал? Он достал широкую кисть и аккуртно провел несколько раз по тому месту где заметит отблеск. Его взору предстала маленькая округлая плоская пластина, утопленая в камень под определенным углом. Что-то не сходилось.

@темы: Роман, Слэш, Фантастика